Шойгу, археология, раскопки… и претензии.

Самые интересные темы: 50 лет Саяно-Тувинской экспедиции, научная конференция, посвященная этому юбилею, интереснейшие находки при раскопках в этом году, новая экспозиция в музее. Казалось бы, какие могут быть проблемы, какие взаимные претензии. А ведь они есть…

Археология – это поиск фактов

Небезызвестный Индиана Джонс однажды выдал: «Археология – это поиск фактов. Не истины. Если вас интересует истина, семинар профессора Тайри по философии дальше по коридору».

Но в Туве все упирается в поиск истины. Вот на такой земле мы живем. Впрочем, это, кажется, происходит и во всей России.

Да, археологи нашли много фактов. И артефактов. И мы сначала вспомним про них. Поиск истины тоже будет в данном материале, но позже. И он будет связан как раз со взаимными претензиями музея и археологов.

А сейчас о том, почему Тува стала «раем для археологов».

Это именно факт. И все очень просто. Это связано именно с нашей проблемой – почвообразованием. У нас нет, к сожалению, двухметровых черноземов. Почва жесткая и каменистая. Значит, древние захоронения мало пострадали. А люди былых эпох не могли просто хоронить своих усопших, роя могилы.

С другой стороны, и те племена, которые приходили на смену ушедшим, видели, что в определенных местах уже есть захоронения. А разорять чужие погребения, в целом, как-то не принято. И они возводили свои курганы поблизости.

Вот и все. И это долгое время оставалось нетронутым. Но хозяйственная деятельность людей уже нашего поколения потребовала освоения земель. Вначале – большого места для Саяно-Шушенского водохранилища.

Нарушение закона?

Известно, что перед тем, как что-то делать на земле, археологи должны изучить всю территорию. Это правило, точнее, — закон, действовал и в то время. Но большое количество захоронений осталось на затопленных территориях. Нарушение? Да. Открытое нарушение закона. Но – со всех сторон.

Во-первых, финансирование экспедиции было явно недостаточным. Полагается выделять определенный процент на исследование. Был он выделен? Нет! Сергей Никитич Астахов, второй, после Александра Даниловича Грача, руководитель экспедиции, может многое рассказать, на какие авантюры приходилось пускаться, для обеспечения работы. Вопросы снабжения продуктами и транспортом превращались в хитрый обмен, по принципу «ты – мне, я – тебе».

Во-вторых, линию затопления изначально указали не совсем ту, какой она стала в реальности. То есть, достаточно большая площадь и не планировалась для исследования, эта территория, предполагалось, не будет затоплена.

Читать:  Найден один из самых больших в Британии кладов древнеримских монет

Ну и, в-третьих, если из ста могильников одной эпохи исследовано семьдесят, и все они без инвентарные, то можно считать, что и остальные такие же. Конечно, лучше их тоже изучить. Но нет денег. И времени.

Это было первое нарушение закона. Кстати, сейчас изучение этих территорий все же продолжается. Потому, что вода в Саяно-Шушенском «море» не стоит все время, она порой и спадает.

И сотрудники Саяно-Тувинской археологической экспедиции мониторят состояние петроглифов и других памятников, исследуют размытые и «съехавшие» погребения, уже освобожденные от слоя почвы.

Удивительное – рядом Шойгу, археология, раскопки… и претензии

Конечно, это «удивительное» весьма удалено от нас во времени. Но рядом, в смысле – здесь, в Туве.

Китайские монеты и лаковые чашки в погребениях уйгурского периода, не удивительны. Они только говорят о давних торговых связях.

Удивительно то, что некоторые, далекие от археологии люди вообще не считают за находки – архитектура могильных комплексов и тех сооружений, которые стоят рядом.

Например, на Красной горке рядом с курганами в нескольких местах выстроены определенные «стенки» из вкопанных в землю камней. Похоже на ряды балбанов, которые стоят в степях и сейчас. Согласно китайским источникам, на тюркских погребальных постройках устанавливались ряды простых камней-балбанов, соответствующих числу убитых и побежденных врагов.

Но эти захоронения гораздо древнее тюркских. И балбаны как-то не связаны с конкретными курганами. Похоже, они стоят сами по себе, ограждая что-то.

Что именно? Мы этого пока не знаем. Нужны новые исследования. Теоретически, можно подумать, для чего их могли ставить. Это ведь не простая работа – в степи, под палящим солнцем, вкапывать в землю сотни камней, которые надо еще откуда-то притащить.

Ну вот, для чего мы сами бы ставили такие камни? Древние люди ведь были практическими, такими же как мы, у них были, в целом, те же потребности. Только они не получили в школе обязательного среднего образования.

А если кто-то думает, что они были не такими, что мы сейчас не делаем сооружения из огромных камней… скажите, а вы Мавзолей вождя революции давно последний раз видели? Это к вопросу о больших камнях и о сооружениях.

Читать:  Духи с затонувшего корабля снова вышли в продажу

И украшения такие же?

Так что они были такими же. И носили похожие украшения – бусы, серьги, ожерелья. И из похожих материалов – янтарь, самоцветы, стекловидная масса. На выставке, посвященной 50-летию Саяно-Тувинской экспедиции, многие женщины фотографировали украшения, чтобы заказать себе что-то похожее. И даже если это были украшения для коней, то в немного уменьшенном виде они все равно будут прекрасно смотреться на людях.

Похоже, что и древние люди тоже так думали. Большая свернутая пантера – украшение для коня. Но на выставке были крошечные свернутые фигурки таких же животных, величиной с те подвески из агальматолита, которые продаются в сувенирных магазинах. То есть, вероятно, и люди их носили. Как и мы сейчас.

Или вот – очень красивая каменная подвеска, инкрустированная разноцветными камешками – стильно и элегантно. Никто от такой не откажется и сейчас. Поэтому вполне можно «примерять» на себя и поступки людей того времени.

Ну вот, например, красивые пряжки с быками. Их найдено несколько очень похожих, вероятно – родовой знак. «Пряжками» назвали потому, что именно похожи на пряжки. Но на них какие-то выступы с лицевой стороны. Если цеплять к ремню – картинка закроется. Ну, и что это может быть?

Или еще: в зоне затопления есть один курган, поблизости – другой могильник, точнее, что-то, больше похожее на культовое сооружение с поминальниками. А рядом – на горе – точная схема этого сооружения. План? Его сделали до строительства? Или после, чтобы зафиксировать постройку и передать ее схему тем, кто будет сюда приходить потом?

А как бы вы сделали? Те люди были такими же, как мы, «примерьте» на себя ситуацию.

Шойгу, археология, раскопки… и претензииПоиск истины. И претензии

Первую истину нашел еще Сергей Шойгу. И нашел ее именно в археологической экспедиции. Детей, подростков, молодых людей надо увлечь полезным делом! Сейчас в международной археолого-географической экспедиции «Кызыл – Курагино», одном из крупнейших проектов РГО, с 2012 года приняли участие уже свыше двух с половиной тысяч молодых исследователей-волонтеров из 50-ти стран мира.

Истина – мир и дружба. Факты – помощь в раскопках и рост туристической привлекательности Тувы.

Вторая истина – к предкам надо относиться с уважением. Эта проблема была затронута на конференции. Анна Дыртык-оол рассказала, в числе прочего, о вопиющих фактах. В некоторых районах Тувы с восьмидесятых годов прошлого века остались раскопанные курганы. Сейчас это – ямы, глубиной до двух метров, в которых можно видеть и камни, оставшиеся от конструкций, и просто мусор – консервные банки, бутылки. Кто и что там исследовал, для нас не столь важно: те археологи уже не работают, кстати, есть и следы деятельности «черных копателей».

Читать:  7 находок года. Что внёс Азов в мировую коллекцию археологии

Анна Оюновна задала, по сути, риторический вопрос: кто наведет порядок? Ну, а на самом деле, кто? Вероятно, как она предполагает, это будет хорошее дело для Общества охраны памятников, может быть, для волонтеров, для школьников, которые занимаются в краеведческих кружках. По сути – как работа для воспитания патриотизма и любви к малой Родине.

Третья истина – все предметы, найденные археологами, должны быть доступными для всех. Это не только истина, но и факт, зафиксированный в законах и подзаконных актах. В тех, где говорится об учете музейных экспонатов, о создании Государственного каталога Музейного фонда Российской Федерации, о создании единой базы данных.

У нас этого нет. И неизвестно, когда будет. Находки десятки лет лежат в коробках, порой без этикеток, не всегда на своем месте. Найти конкретный предмет даже специалистам не всегда возможно.

Причем и путей выхода из проблемы пока не видно – нет специалистов. А если бы и были – нет штатных единиц.

Впрочем, есть выход, но только один – создание археологического музея. Будет ли это сделано? Дворец молодежи, который идеально подходил бы для этого случая, еще строится. Но нет пока намеков на то, что это будет музей, который необходим Туве.

И еще одна не очень приятная вещь. В новом, очень красивом музее, нет того, что было в старом – исторической экспозиции. Сейчас ведется в основном выставочная работа. А раньше в одном зале по кругу была по сути показана краткая история Тувы – от скифов до нашего времени. Сейчас такой экспозиции нет. И нет возможности показать детям именно историю, а не отдельные фрагменты.

В общем, проблем еще много. И мы к ним еще вернемся.

Уж так получилось, что археология в Туве – это поиск фактов и поиск истины.

И. Качан

← Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook
Телефон:
Адрес:
050010, Республика Казахстан, г.Алматы, ул.Сыздыкова 4, корпус 2, этаж 2